Вы находитесь здесь: Главная > Новости > Джеймс Франко: человек, который любит свою работу

Джеймс Франко – удивительное явление современной американской культуры. Человек с лицом Джеймса Дина, он невероятно прекрасен в ролях второго плана и даже небольших камео (вспомните «Зеленый шершень»!), замечателен с кем-то в паре, и несколько бледнее на самых главных ролях. Джеймс может рекламировать элитный парфюм Gucci и тут же издеваться над самим собой, снимаясь в пародийном ролике и крича «Гукки бай Гукки». Он только что сыграл главную роль в диснеевской сказке «Оз: Великий и ужасный» – фокусника Оскара Диггса, волею судеб ставшего волшебником страны Оз, и тут же появляется в небольшой рольке Хью Хефнера в независимой драме «Лавлейс». В мире Франко прославился тремя «Человеками-Пауками» и слабенькой,но красивой картиной «Тристан и Изольда», а в киносреде – артхаусными проектами вроде «Ананасовый экспресс» и «Харви Милк». И не забываем про “оскараносные” “127 часов”, где Франко пилил себе руку и получил за это номинацию. И еще его узнали как самого обдолбанного ведущего церемонии “Оскар” – того самого, 2011 года, когда он одновременно был номинирован на лучшую мужскую роль. И еще обезьянки – у Джеймса просто кармическая связь с обезьянками. Его сценарно-продюсерско-режиссерский дебют назывался «Обезьяна», не так давно он сыграл в «Восстании планеты обезьян», и вот в «Озе» его главный партнер – летающая говорящая обезьяна. Жаль, не было времени спросить, что он сам думает по этому поводу. Еще не удалось спросить, по какому случаю Франко внезапно стал блондином буквально за пару дней до визита – собственного вкуса ради или для одного из своих многочисленных проектов. Их у него впереди больше 10 штук, включая документалку Марины Абрамович «Кто такой Джеймс Франко?».

Джеймс и обезьянка в “Озе”
Джеймс Франко

И вот этот человек – в Москве, представляет «Оза: Великого и Ужасного». У меня с Джеймсом круглый стол – это когда пять-шесть журналистов за 15 минут должны спросить артиста на самые разные темы, причем, желательно, о привезенном фильме. Но я понимаю, что не могу не задать Джеймсу Франко вопрос, который мучает нас всех при каждой новости о Джеймсе: КАК?! Когда он все успевает?! Джеймс – актер больших и малых проектов. Он сценарист и режиссер. Он продюсер. Он выпустил книгу стихов и книгу рассказов. Он готовит к записи музыкальный альбом. Он учится в университете и сам преподает студентам кинодело. Он снимает документалки со своими студентами, привлекая к работе звездных друзей. Ах, да, забыла: он также снимает рекламные ролики и занимается выпуском модной одежды. И еще он рисует – у него уже прошла пара персональных выставок. Вопрос «КАК» актуален и для нас, и для Марины Абрамович. Задаю его сразу же, перечисляя все достижения артиста под смех коллег. Джеймс при этом ужасно, ужасно серьезен и не улыбается ни разу. «Вы, что, клонировали себя? – настаиваю я. – Или вы и вправду фокусник?»

— Да я просто хорошо умею распределять свое время, наверное, – по-моему, он даже смущается при ответе. – Мне в жизни повезло заниматься тем, что я очень люблю делать, и мне не нужно брать отпуск и отдыхать от работы, как если бы я занимался тем, что мне не нравится, и пытался сбежать от этого. Я все время работаю потому, что люблю свою работу. Поэтому у меня и получается делать все, что вы назвали.

Джеймс Франко

Но вернемся к фильму. В «Озе» Джеймс, повторюсь, сыграл фокусника, который попадает в волшебную страну и поначалу ведет себя не очень красиво. Он соблазняет женщин, зарится на золото и вообще выдает себя не за того, кем является. Но постепенно в нем побеждает доброе сердце, и Оскар Диггс действительно становится Озом – прибегая, конечно, к хитроумным уловкам, но все это исключительно во имя добра.

— Ваш герой, по сути, шарлатан и мошенник, а, с другой стороны, в будущем — великий волшебник. Как получилось совместить в себе два персонажа? Тяжело ли было отыграть это «два в одном»?
— Оскар Диггс изначально — довольно эгоистичный персонаж. Он немножко прохиндей, немножко бабник, но Сэм Рэйми увидел, что для этого у Оскара есть причины. Он вырос в неблагополучной среде, видел, как вкалывал его отец, получая за это гроши, и поэтому всегда мечтал сбежать от такой жизни. Вот и мы поначалу видим, что он очень эгоцентричен, и при этом понимаем, почему он такой. Мне кажется, в реальной жизни тоже есть такие люди, как он – талантливые, амбициозные и очень эгоцентричные. Но со временем и особенно после попадания в Страну Оз мой герой получает уроки от жизни и понимает, что это — не самый лучший способ обрести счастье.

— На пресс-конференции вы сказали, что в детстве вам очень нравились книжки Фрэнка Баума. Было ли такое в детстве или в юности, когда вы читали какую-то другую книжку и думали: «Я сделаю про это фильм», или: «Я сыграю этого человека»?
— (улыбается) Книжки про Страну Оз я прочитал, когда мне было лет десять-двенадцать, в то время я очень увлекался фэнтези, обожал книги Толкина — «Хоббит», «Властелин Колец»… Я тогда еще не собирался становиться актером, поэтому о фильмах по этим книжкам и не мечтал. Но, став постарше, я стал поклонником Аллена Гинзберга и других писателей-битников, и вот сыграть Гинзберга мне как раз удалось (речь идет о фильме «Вопль»).

Джеймс и режиссер Сэм Рэйми
Джеймс Франко

— За одиннадцать лет вы снялись в четырех фильмах Сэма Рэйми. Можете вспомнить первую встречу с ним? Как с ним работалось в четвертом фильме и насколько велики различия между первой и четвертой картиной?
— В первой части «Человека-Паука» я был гораздо моложе, чем теперь. Это лет двенадцать назад было, когда снимался первый «Человек-Паук». Опыта у меня было гораздо меньше, и как актер я был не такой сговорчивый, чем сейчас. В этом фильме у меня уже главная роль, мы с Сэмом взаимодействовали друг с другом намного больше и теснее, чем тогда, да и я стал более открытым. Работая над героем, я намного меньше думал о том, как все сделать по-своему. Я научился быть открытым, научился работать над ролью вместе с режиссером.

— Вы снимались и в авторском кино, и в масштабных голливудских проектах. Какие роли вам ближе как актеру и как зрители?
— Мне нравится и то, и другое, и я продолжаю работать и там, и там по разным причинам (усмехается). Сэм Рэйми — один из самых любимых моих режиссеров. Сделать фильм такого масштаба — это единственный способ перенести вас в фантастический мир. Такой мир, такое зрелище невозможно создать в независимом кино из-за уровня необходимых эффектов. Но когда я снимаю собственные фильмы, я делаю кино куда меньше, потому что обычно выбираю темы посложнее и не такие коммерческие. Я это понимаю и потому трачу на них небольшие независимые бюджеты.

— Существует мнение, что когда Фрэнк Баум писал свою сказку, то зашифровал в ней некие политические реалии своего времени, и каждый герой — это как бы карикатура на определенного политического лидера своей эпохи. Когда вы играли Оза, не было ли у вас в голове какого-нибудь прототипа для своего героя, может быть, из политики или из культуры? Изображали ли вы кого-нибудь?
— (хитро) Хм, не уверен, что я думал о каком-то конкретном политике… Хотя вот у нас в Америке был один великий режиссер Джон Форд. У него был такой фильм — «Человек, который застрелил Либерти Вэланса». Там все думают, что Либерти Вэланса застрелил герой Джимми Стюарта, а оказывается, что стрелял в Вэланса герой Джона Уэйна. Стюарт рассказывает свою историю репортерам, но те говорят, что не будут разрушать уже существующую легенду. Людям важнее верить в то, что уже есть, и получать что-то от этой веры, нежели узнать правду. Примерно так же действует и мой герой. Люди ему верят и по этой причине превозносят его… (усмехается) Я не знаю, как все это повлияло, но о Джоне Форде во время работы над ролью я думал.

“Оз: Великий и Ужасный” в прокате с 7 марта.

Джеймс Франко

По материалам: starslife.ru

Оставить комментарий